Охота на Шакала

Краткие сведения из биологии. Внешне шакал очень похож на маленького волка, только мех его отличается красновато-бурой окраской, спина темнее и хвост, особенно его кончик, черноватый.

У нас шакал распространен и в Средней Азии и в Закавказье. В Дагестане, в камышовых зарослях Кизлярской низменности, в густых колючих кустарниках держи-дерева и терновника Хасав-Юртовского и Дербентов-ского районов он встречается довольно часто. В Муган-ской степи, вдоль берегов залива Кизыл-Агач и по всему Закавказью можно встретить жирующего шакала, особенно поздней осенью, когда сюда на зимовку собирается масса птиц.

Самка шакала в конце апреля или в начале мая рожает в норе от четырех до пяти, реже до шести и семи детенышей, которые к осени становятся взрослыми и начинают самостоятельную жизнь.

Нравы и повадки шакала еще изучены недостаточно. Однако охотникам-южанам хорошо известно, что этот дерзкий и жадный хищник, нападающий на всех птиц и мелких животных и зверей, обладает прекрасным чутьем, хорошими слухом и зрением. Человека шакал всячески избегает. Преследуемый охотником, зверь хитрит, старается запутать следы и почти всегда оказывается сзади него, видимо благодаря хорошему слуху.

Днем шакал отлеживается в камышах или в густом кустарнике, а в сумерках выходит на жировку и рыщет до утра. С наступлением темноты шакалы начинают перекличку. Тогда в вечерней тишине можно услышать жуткий шакалий концерт, наводящий на запоздавшего в степи путника страх. В камышах со всех сторон раздаются заунывные голоса, то визгливые, то брехливые, напоминающие драку собачьей своры.

Питается шакал не только дичью, но и рыбой, выбрасываемой волнами прибоя на берег моря. Ловит он также мышей, сусликов, подраненных охотниками птиц, жрет падаль и доедает остатки волчьего «стола», заходит на бахчи лакомиться дынями, арбузами и тыквой, а голодный, не брезгает и лягушками.

Особенно много гибнет от зубов шакала водоплавающей дичи на неглубоких озерах юга, заросших камышами. В 1954году, когда в Муганской степи выпало невиданное для этой местности количество снега, наступили морозы и закрутили метели, а водоплавающая птица спасалась от ненастья в камышах, шакалы душили ее тысячами. А когда замерзали озера, покрывались шугою последние полыньи, птицы, не успевшие откочевать дальше на юг, особенно утки, лысухи и казарки, выходили на лед, сидели, и мокрые лапки их примерзали ко льду, шакалы нападали на них и беспощадно душили, даже днем, на глазах охотников, стоявших на берегу и не имевших возможности пройти по тонкому льду, чтобы прекратить уничтожение пернатых.

Охота с гончими. Гончие собаки по пороше хорошо гоняют шакала, делающего по зарослям, так же как лисица, круги. Но охотники-южане редко охотятся за шакалами из-за их низкокачественного меха. Очень жаль, конечно, что такой вредный истребитель дичи не преследуется и не уничтожается наравне с волком. Нашим южным обществам охотников пора решительно взяться за истребление шакалов, особенно в местах зимовья птиц.

Это интересно:  Расположение сторон света: севера, юга, востока и запада

Ловля капканами. Среди дагестанских охотников имеются прекрасные знатоки ловли зверей по черной тропе. Они ставят на звериных тропах капканы без всяких приманок и ловят волков и лисиц, но специально на шакалов ловушек не устанавливают. А пожалуй, самый простой и эффективный способ истребления этого жадного хищника – ловля капканами. Жадный шакал попадает в капкан с приманкой, особенно с мясом дичи, быстрее, чем волк или лисица. Эту его характерную черту – жадность следовало бы учесть при его истреблении.

Капкан № 5 на шакала вполне пригоден. К капкану прикрепляется металлическая цепочка с якорем. На шакальей тропе выкапывается ямка такой величины, чтобы внее вместились капкан, якорь и цепочка. Якорь и цепочка кладутся на дно ямки, на них ставится настороженный капкан и засыпается сухим тертым конским наво-зом, а последний – истолченным бурьяном. Есть и другой способ ловли шакала – капканом с приманкой. Вблизи переходов зверя бросают кусок мяса или птицу, а вокруг приманки устанавливают три капкана на расстоянии метра от приманки. Прыгая, чтобы схватить приманку, зверь попадает в один из капканов.

На Кавказе охотятся на шакалов, подкарауливая их на засидках, бьют у привад, а также на переходах через мосты и речки и ловят крючками, привязанными к прочному шнуру и подвешенными на сук дерева с нанизанными на них кусками мяса.

к содержанию ↑

Сергей Зверев – Охота на шакала

Сергей Зверев – Охота на шакала краткое содержание

Охота на шакала читать онлайн бесплатно

Боцман. Охота на шакала

Чувство опасности заставило Виталия Саблина мгновенно проснуться. Подняв голову от подушки, он откинул противомоскитную сетку и напряженно прислушался. В каюте было абсолютно темно. О борт пришвартованного у пирса катера плескались океанские волны. Едва различимо поскрипывали швартовые. Струйки дождя умиротворяюще стучали по палубе и надстройкам. Однако эти звуки почему-то не успокаивали Саблина, а наоборот, внушали все нарастающую тревогу.

Виталий включил фонарик. Желтый овал выхватил из темноты стены узкой каюты, задраенный иллюминатор, тумбочку с растрепанным журналом «Шахматное обозрение». Под журналом лежал пистолет. Саблин опустил предохранитель, откинул одеяло, поднялся. Одежда, как и во времена его курсантской юности, была аккуратно сложена рядом на стуле. Уж если тебе выпало служить в элитном спецназе ВМФ Балтфлота, зачастую подвергая свою жизнь опасности, важно суметь быстро одеться даже в темноте.

Натянув брюки и сунув ноги в туфли на каучуковой подошве, Виталик осторожно приоткрыл дверь и выглянул наружу. По палубе хлестал теплый тропический дождь. Вдали тускло светилась цепочка разноцветных огней Занзибар-тауна – столицы курортного архипелага с одноименным названием. Слал игольчатый проблеск маяк международного порта. Набережная с ровными рядами пальм выглядела пустынной – ни единой машины, ни единого человека. Лишь далеко за причалом то и дело вспыхивала и гасла неоновая реклама ночного клуба, да ветер изредка доносил обрывки танцевальных мелодий.

Острое ощущение опасности, заставившее боевого пловца мгновенно проснуться, не исчезло, а наоборот, усилилось. Саблин предусмотрительно присел на корточки, чтобы не быть замеченным ни с набережной, ни с моря. Осторожно продвинулся в сторону рулевой рубки, где теперь должен был находиться его напарник, старлей Леша Логвинец, бывший сегодня за вахтенного.

И – едва удержался от крика. Леша с остекленевшими глазами лежал на пороге рубки, лицом вверх. На его белоснежной рубашке расплывалось кровавое пятно…

Несмотря на трагизм ситуации, капитан-лейтенант Саблин понимал: действовать следует предельно хладнокровно и, по возможности, быстро. На катере больше никого не осталось – Коля Зиганиди с Катей Сабуровой отправились по служебным делам в центр города, и их появления можно было ожидать минимум через час. Так что помощи было неоткуда ждать. Да и враг, судя по всему, был где-то совсем рядом…

Это интересно:  Рысь устроила логово в комнате россиянина

Дождь монотонно шелестел по тиковой палубе. Черные волны ритмично накатывали на бетонный мол, шлепались о каменистый берег, с шумом рассыпаясь на брызги. И тут обострившийся слух Виталия различил всплеск в иной тональности. Подобравшись к фальшборту, он взглянул в сторону набережной. Слева, наискосок от пирса, к катеру тихо приближалась длинная дюралевая лодка с тремя неизвестными мужчинами. На фоне тусклых фонарей Виталий рассмотрел очертания их голов и плеч. Один из сидевших в лодке размеренно работал веслом, направляя ее в сторону катера выверенными, почти бесшумными движениями.

Саблина наверняка не было видно с лодки; на катере не горело электричество. Темнота и непогода были его надежными союзниками. Виталик поднял пистолет, почти мгновенно зафиксировал на прицеле рулевого… Однако тут же опустил оружие: ведь звук выстрела наверняка бы привлек внимание местных правоохранителей – полицейский участок был неподалеку. Саблин напряженно выжидал, ощущая, как дождь струится у него по спине.

Тем временем рулевой вставил весло в уключину и аккуратно положил его вдоль борта. Лодка по инерции приближалась к катеру, пока едва слышно не ткнулась в борт носом. Мужчина, сидевший на носу, подался вперед. Теперь боевой пловец сумел рассмотреть его ближе: это был внушительных габаритов чернокожий в темной футболке и таких же джинсах, с перебитым носом и огромными мосластыми руками. Африканец бесшумно перепрыгнул на палубу катера, напряженно осмотрелся и, судя по всему, не нашел ничего подозрительного. Обернувшись, он протянул руку товарищу, уже перешедшему на нос лодки. И тут Саблин решил действовать. Невидимый в темноте, он пружинисто вскочил и нанес в голову незваного гостя резкий удар пистолетной рукоятью. Тот качнулся и тут же упал в воду. Второй, успев-таки среагировать, выхватил из кармана нож и бросился на палубу, однако удар ноги опрокинул его на третьего африканца, сидевшего на корме.

Естественное замешательство нападавших было на руку Виталию. Он быстро откинул швартовый, бросился в рулевую рубку и завел двигатель. Мощные винты мгновенно вспенили воду за кормой, и катер с урчанием и треском отвалил от бетонного пирса.

Оставляя позади себя двойной белопенный след, катер на полной скорости шел по широкому проливу, отделявшему остров Унчуджа от африканского материка. Саблин сознательно не включал опознавательные ночные огни; это только береженого Бог бережет, а в чужих территориальных водах лучше перестраховаться. Форштевень резал воду, как нож. Черные лаковые струи свивались вдоль бортов. Ровно работал двигатель. Берег неотвратимо отдалялся. Тусклые огоньки набережной незаметно растворялись в темноте. Дождь как-то неожиданно закончился, и теперь ночной бриз холодил мокрую голову рулевого.

План Виталия был прост: отдалиться от берега на пятнадцать-двадцать кабельтовых и, сделав широкий крюк, подойти к причалам Занзибар-тауна со стороны международного порта. Там, среди огромного количества катеров, лодок, мотояхт и круизеров, можно было быстро затеряться. А уж в порту следовало выбраться на берег и попытаться отыскать товарищей; капитан-лейтенант знал, где они могут быть. Пока же он даже не представлял, кто эти нападавшие, почему они застрелили Лешу Логвинца, что им понадобилось на катере, и вообще какие конечные цели они преследуют. Знал он одно: уж если за ним началась охота, у Коли Зиганиди и Кати Сабуровой могут возникнуть точно такие проблемы.

Это интересно:  Что дает и для чего нужен охотничий билет

Когда берег почти что растворился в темноте, Виталий явственно различил стрекот мотора позади катера. Обернувшись, он заметил, что в кильватере, метрах в семидесяти, идет та самая дюралевая лодка. Только теперь преследователи шли, естественно, не на веслах: спаренные подвесные двигатели рокотали ровно и угрожающе. Саблин резко положил руль влево и попытался выжать из движка по максимуму, чтобы уйти от преследователей на вираже, растворившись в ночной тьме. А там – выключить мотор, чтобы не обнаружить себя звуком, и лечь в дрейф…

Однако преследователи с неожиданной ловкостью повторили маневр преследуемого. Несомненно, моторка превосходила катер и по скорости, и по маневренности. Да и рулевой был довольно опытным моряком. Виталий попытался было развернуться на сто восемьдесят градусов, чтобы описать дугу и протаранить легкую моторку носом, однако преследователи быстро разгадали этот замысел. Дюралевая лодка шла в кильватере катера, словно на буксире, и оторваться от нее не было никакой возможности. Расстояние между ней и катером неотвратимо сокращалось. Вильнув влево широким зигзагом, моторка принялась пристраиваться на траверз; видимо, нападавшие хотели рассмотреть, сколько же человек находится на борту. Ночная тьма явно не обескураживала их; несомненно, у преследователей были приборы ночного видения и современные навигационные приборы. А то как же они сумели так быстро отыскать катер в проливе?

Вот и получалось, что единственным выходом был бой в открытом море. Правда, спецназовец был один, а африканцев – минимум трое. Но кто сказал, что и один в море не воин?

Ловко пристроившись на траверзе, моторка уравняла скорость с катером. И тут с ее борта ударил мощный прожектор. Ослепитально-белая точка вздулась конусом, развернулась и, косо прочертив небо над мачтой катера, уперлась круговым лепестком в его борт. Виталик инстинктивно зажмурился, и в то же мгновение с лодки гулко прогрохотала длинная очередь. Стреляли не иначе как из пулемета. Злой свинец прошил кожух двигателя – тот сразу закашлялся, зашелся в натужном вое и неожиданно смолк. В наступившей тишине был слышен лишь зловещий стрекот моторки да едва различимый шелест волн. Катер дернулся, прошел по инерции метров тридцать, постепенно замедляясь и обретая натужность гасимой инерции.

Следующая очередь с чавканьем прошила борт ниже ватерлинии.

Саблин негромко выругался… Дьявольский замысел стрелявших был совершенно очевиден. Несомненно, они собирались потопить судно, а уж потом подобрать беззащитного пленника в открытом море. Пистолет вряд ли помог бы теперь Виталию: ведь до моторки было метров пятьдесят, да и качка не позволила бы вести прицельную стрельбу.

Правда, у боевого пловца оставался небольшой, но все-таки шанс… Шанс этот назывался «граната РКГ-3»; отправляясь в африканскую командировку, Саблин втихаря прихватил ее с собой. Пронести боеприпас через дипломатическую стойку Пулковского аэропорта не составляло труда.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector