Выживание в концлагере – моральная стойкость

Текст ниже актуален не только для концлагеря, но и для любой тюрьмы и армии.

Бруно Беттельхейм – американский психиатр родом из Австрии. Подобно В. Франклу, он прошел тяжелый путь узника концентрационных лагерей. Бруно пришлось два года провести в стенах Дахау и Бухенвальда.

Выживание в концлагере

Чтобы сохранить свою личность в ужасающих условиях заключения, Беттельхейм, как и Франкл, вел в стенах лагерей исследовательскую работу. Он выявлял те закономерности, по которым происходило подавление человеческой личности в концлагерях.

Бруно называл поведение эсэсовцев чудовищным – таких масштабов достигала их черствость и отчуждение.

Отметим, что психолог не только обвинял слуг фашизма, но и также описывал те психологические механизмы, из-за которых нацисты превращались в «живых трупов».

Безразличие и черствость была попыткой избежать глубочайшего чувства вины и потери самоуважения. Беттельхейм описывал их не только как убийц, но и как жертв системы.

Психологический настрой узника

В своей книге «Просвещенное сердце» психолог говорил о том, что в этих адских условиях он не сошел с ума только благодаря своему умению абстрагироваться от ситуации.

Он старался не придавать значения тем слухам, которые ходили о жестокости надзирателей, и занимал позицию наблюдающего. Кроме этого, Беттельхейм старался детально запоминать происходящие в лагере события, чтобы тренировать память.

В психологии такой подход называется рефреймингом. С помощью этого приема обстоятельства наделяются новым смыслом, что и сделал Беттельхейм. Это и дало ему шанс на выживание, сохранение своей личности.

Беттельхейм говорил о том, что важнейшим правилом выживания в концлагерных условиях было создание так называемой «области автономного поведения».

Это сфера, в рамках которой человек имеет возможность совершать самостоятельные поступки. Пусть даже они будут самыми ничтожными – главная идея в том, что они продиктованы собственной волей.

Как выжить в концлагере и не сломаться морально и психически

Поступки создают человека

Впоследствии Бруно вспоминал об одном из эпизодов начала его жизни в лагере.

Увидев отвратительную лагерную пищу, он с чувством брезгливости отодвинул от себя миску. Рядом с ним сидел один из тех заключенных, которых называли «старичками» за их длительное выживание в концлагере.

«Если у тебя есть желание умереть как можно быстрее – тогда не ешь. Но если ты планируешь жить, то каждый раз принимай пищу.

Это во-первых. Во-вторых – во время отдыха дай себе возможность поспать, или почитай. А в третьих – изволь чистить утром зубы».

Заключенный рассказал Беттельхейму о том, что есть много вещей, которые надсмотрщики не заставляют делать.

И поэтому даже такое простое действие, как чистка зубов, обретает статус поступка. Беттельхейм подчеркивает: не только мы совершаем поступки. Поступки создают в нас людей. Они дают нам возможность обрести форму.

Моральное подавление узников концлагеря

История филателистов

Любая сфера автономного действия благотворна для сохранения личности. Но некоторые из таких областей годятся для этой цели меньше, чем другие; некоторые – наоборот, имеют больший благотворный эффект.

Беттельхейм рассказывал о трагичной истории двух заключенных-филателистов. Они, конечно, сразу сошлись на почве общих интересов. На несколько месяцев их энтузиазма хватало на то, чтобы сопротивляться давлению лагерной жизни.

Однако коллекции монет были далеко за пределами лагеря, и вскоре их способ сдерживать разрушительный натиск стал давать слабину. Мало-помалу этот источник перестал давать им силы. Филателисты прекратили свою дружбу, а через некоторое время погибли.

Стратегия выживания Беттельхейма

П робыв в лагере смерти около 3-х месяцев, Беттельхейм стал осознавать, что сходит с ума. Его привлек внимание тот факт, что в свободное от каторжного труда время заключенные предавались странной активности.

В место того чтобы воспользоваться этими драгоценными минутами для восстановления сил, они начинали обсуждать «животрепещущие» темы: потенциальные кадровые перестановки в администрации лагеря, а также те возможные последствия, которые они навлекут на заключенных; политическое положение в мире (к примеру, будет ли та или иная страна принимать сторону Германии).

Поначалу Беттельхейм не мог даже придумать названия этой абсурдной деятельности. Заключенные совершенно не обладали информацией о том, что творилось за пределами лагеря. Это занятие было более чем бессмысленным для выживания в концлагере.

Что еще хуже, оно создавало напряженную, мрачную атмосферу. Все разговоры сводились к тому, что на лучшее надеяться нет смысла – и узники погружались в еще более угнетенное состояние духа.

Тогда Беттельхейм решил приняться за изучение особенностей поведения человека в таких условиях. Именно так и появилась его книга «Просвещенное сердце». Но все складывалось не так просто – лагерный режим запрещал держать при себе бумагу и писчие принадлежности.

Поэтому свой труд психолог создавал в памяти, заучивая наизусть предложение за предложением во время каторжной работы.

Это также помогало Беттельхейму тренировать память. Он знал, что по мере распада личности узник начинает страдать от ее нарушений.

Стираются из сознания те факты, которые нормальный человек забыть не может – имена матери и отца, братьев и сестер, даже название родного города.

Распад личности сопровождался и разрушением картины мира – реальной была только лагерная жизнь.

Как не сломаться морально - в концлагере, армии и тюрьме

Моральная стойкость разных социальных слоев

Согласно наблюдениям Беттельхейма, по критерию жизнестойкости узников можно было условно разделить на три категории:

  1. Последнее место в этом отношении занимали чиновники. Они практически не были способны сопротивляться влиянию режима. Их главными жизненными ценностями было положение в обществе, социальная защищенность. Весь набор их ценностей опирался на внешние обстоятельства. Попадая под арест, они мигом теряли свои привилегии – поэтому их система ценностей рушилась подобно замку из песка.
  2. Ко второй категории Беттельхейм отнес верующих людей – больше всего среди них было членов организации «Свидетели Иеговы». В жизнестойкости этих заключенных нет ничего неожиданного. Ведь верующие вне стен лагеря занимались своим духовным развитием, самосовершенствованием, поэтому обладали крепким внутренним стержнем.
  3. Лидировали те, для кого высшей ценностью была честь. Когда-то их называли аристократами. Беттельхейм старался подобрать для этой категории подходящее название, и определил этих людей как «аристократов духа». Беттельхейм писал о том, что когда общество оказывается лишенными этой прослойки, его уровень культурного и духовного развития начинает стремительно падать.

Исследователи пишут, что такое же расслоение имело место и в сталинских лагерях.

Механизмы деперсонализации

Вот некоторые из механизмов, зафиксированных Беттельхеймом, посредством которых происходило разрушение личности:

  1. Взаимное унижение. Психолог вспоминал о том, как нацисты заставляли заключенных разными способами принижать друг друга, чтобы спровоцировать в них взаимную ненависть.
  2. Страх – один из главных рычагов разрушения личности. Иногда наказание было не таким страшным, как его ожидание в неизвестности.
  3. Старательное воспитание в узниках «психологии ребенка». Обращение надсмотрщиков с заключенными было больше похоже на то, как всемогущий отец относится к неумелым и слабым детям. Заключенных нередко наказывали, публично высекая розгами. В стенах лагерей действовало большое количество разных правил и законов, которые нередко друг другу противоречили. Заключенный постоянно находился в положении «нашкодившего ребенка». Регламентировалось даже посещение туалетной комнаты – например, в Бухенвальде запрещалось сходить по нужде в течение дня.
  4. Коллективная ответственность. Если один из членов группы нарушал правила, то страдала вся группа. Иногда случались ситуации, когда из-за проступка одного заключенного отвечать приходилось не просто одному бараку, а всему лагерю. Это делалось для того, чтобы внутри группы сами заключенные регулировали порядок. Так положение в лагере становилось парадоксальным – интересы узников и надсмотрщиков постепенно уравнивались и совпадали.
  5. Непредсказуемость. В каждый момент кто-то из узников мог погибнуть от руки эсэсовцев, внезапно сменялись правила распорядка в лагере.
  6. Демотивация. Если целью администрации было как можно скорее морально сломать кого-либо из заключенных, ему постоянно указывали на бессмысленность его действий. Что бы он ни предпринимал, как бы ни пытался выкрутиться – его ждет смерть.
  7. Разрушение эмоциональных связей с родственниками. Воспоминания о родном доме вызывали сильную боль, поэтому в душе человек стремился дистанцироваться от родных людей и друзей.

Все это снижало вероятность выживания в концлагере.

Также Беттельхейм подчеркивал, что наиболее распространенным поведенческим паттерном была позиция жертвы. Например, в лагерях было достаточно сложно попасть в лазарет, ведь находящиеся там больные получали освобождение от работ.

Механизмы деперсонализации ираспада личности в замкнутых сообществах

К его дверям выстраивалась вереница узников, умолявших надсмотрщиков пропустить их. С самыми несчастными они расправлялись наиболее жестоко. С теми же кто, напротив, старался вести себя достойно, надзиратели проявляли благосклонность.

Беттельхейм говорит, что психологическая позиция жертвы предполагает снятие с себя ответственности за свою жизнь, стремление переложить ее на чужие плечи. Жертва постепенно утрачивает связь с реальностью.

А это также приводит к надлому личности, деперсонализации. А в этом и заключалась главная задача нацистского террора в концлагерях. Деперсонализация позволяла полностью управлять человеком.

Ссылка на основную публикацию